Эсперанто: 120 лет развития. Часть 2


После Мировой войны и двух революций

В конце 19-го столетия Россию можно было с полным правом назвать центром мировой интерлингвистической мысли. Первый учебник языка эсперанто был написан по-русски и не случайно первое десятилетие эсперанто-истории называется русским периодом. В нашей стране работали выдающиеся теоретики интерлингвистики: А.Бодуэн де Куртенэ, Л. Заменгоф, В. Розенбергер, Э. Дрезен, П. Стоян, Н. Юшманов и др.

Первая Мировая война и Октябрьская Революция не прекратили деятельности эсперантистов в Петрограде. Например, в 1917 г. в петроградском Высшем артиллерийском училище 213 человек приступили к изучению эсперанто. На гектографе издавались информационные листки. С 1918 по 1922 гг. в Петрограде плодотворно работал международно известный эсперантист Василий Николаевич Девятнин (1862-1938): он читал лекции, руководил кружками, вёл курсы.

Общество «Космоглот» и его деятельность

В этот тяжёлый период был сделан ценный вклад в интерлингвистику благодаря деятельности петроградского общества «Космоглот» (1916-1921).

Президентом этого общества был избран известный интерлингвист инженер Владимир (Вольдемар) Розенбергер (1849-1918) - бывший президент Академии Волапюка, автор оригинального проекта Международного языка Идиом Неутраль. Почётным председателем общества стал всемирно известный филолог профессор Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ. В обществе принимали активное участие:

- Эдгар фон Валь (1867-1948) - пионер эсперанто-движения, один из основателей общества «Эсперо» (позже он оставил эсперанто и предложил собственный проект Окциденталь, который долгое время конкурировал с эсперанто);
- Николай Владимирович Юшманов (1896-1946) - известный филолог, сторонник языка Идо, затем предложивший собственный язык Этем;
- Всеволод Евграфович Чешихин (1865-1934) - оригинальный интерлингвист, автор языка Нэпо;
- Якоб Иванович Линцбах (1874-1953) - автор нескольких книг по языкознанию.

Эсперанто в обществе «Космоглот» представляли:

- Эрнест Карлович Дрезен (1892-1937) - известнейший интерлингвист, автор многочисленных книг. Он был президентом эсперанто-клуба в петроградском Технологическом институте, в 1918-1919 президент общества «Эсперо», в 1921-1937 - генеральный секретарь Союза Эсперантистов Советских Республик (СЭСР);
- Пётр Евстафьевич Стоян (1884-1961) - руководитель русского отделения Академии Эсперанто, автор многочисленных трудов по интерлингвистике;
- В.К. Петрашевич - работавший над теоретическими проблемами грамматики искусственного языка, вместе с Петром Стояном, написал «Теоретическую грамматику эсперанто». Он же являлся автором языка Глот.
- Владимир Францевич Шмурло (1865-1931) - автор первой эсперантской энциклопедии.

Исследовательские цели «Космоглота» Дрезен сформулировал так: «сравнительное изучение систем всех международных искусственных языков». Для таких исследований общество имело солидную информационную базу-библиотеку Воляпюкской Академии, которая сохранилась у Розенбергера. Розенбергер лично начал составлять список языковых проектов, содержащихся в его библиотеке. Эту работу продолжили Дрезен, Юшманов, Стоян, Чешихин. В 1911 г. Дрезен указал в своём «Очерке истории идеи всемирного языка», что вообще, до языка воляпюк, было создано около 150 систем искусственных языков, и после воляпюка - не меньше чем 50. Это утверждение, являлось лишь повторением различных цитирований касающихся этой темы, и не опиралось на научные подсчёты. В этот период члены «Космоглота» предприняли систематизированную регистрацию всех языковых проектов.

О результатах деятельности «Космоглота» мы можем прочитать в «Автобиографии» В.Чешихина (рукопись датирована 1924 г.): «Космоглот» с 1916 года до осени 1921 зарегистрировал 33 варианта языка эсперанто, а вообще - 321 систему искусственных языков (за 300-летний период, со времён Декарта). Летом 1921 г. Юшманов послал из Петрограда Э. Валю список 268 языковых проектов, к которым Валь просил добавить свой окциденталь. Рукописные списки составлял также и Пётр Стоян.

В печатном виде эти материалы появились позднее, в 1922 - 1927 гг.: Дрезен был первым - он опубликовал в 1922 г. переработанную и солидно дополненную версию своего труда «Очерк истории идеи международного языка»; в 1926 и 1927 г. появились списки Юшманова и Стояна, которые в свою очередь послужили для дальнейшего уточнения трудов Дрезена . Все эти историографические исследования, увенчанные «Библиографией международного языка» Стояна (1929) и «История всемирного языка» Дрезена (1931), берут своё начало непосредственно из теоретической деятельности «Космоглота».

Как мы видим, в 1916-1921 гг. в Петрограде работал сильнейший коллектив лингвистов, которые делали доклады, писали труды, статьи, публиковали книги. К сожалению, архивы общества «Космоглот» большей частью погибли.

Происхождение красной звёздочки<

На заре Советской власти во главе Революционного Военного Совета (РВС) стоял Лев Давидович Троцкий. На одном из заседаний он обратил внимание на нагрудный значок у члена Совета Николая Васильевича Крыленко - это тот самый моряк, который стрелял из «Авроры» по Зимнему дворцу холостыми выстрелами, а позже работал в Наркомате (т.е. Министерстве) Юстиции. После заседания Троцкий подошёл к Н.В. Крыленко (1865-1938) и расспросил его о значке, оказавшемся эсперантской звёздочкой.

Дело в том, что Николай Крыленко был членом Петроградского общества «Эсперо» и всегда носил этот опознавательный знак. Он рассказал Л.Д. Троцкому о символике значка эсперантистов. Председателю РВС понравилась форма (звезда - 5 континентов), но не понравился цвет (зелёный - цвет надежды). Он сказал, что введёт для военных опознавательный знак - пятиугольную звёздочку только… красного цвета (цвета пролитой крови). Кстати, по инициативе Л.Троцкого в 20-х годах эсперанто изучали в частях Красной Армии в обязательном порядке. Об одном из эпизодов такого обучения узнаём из воспоминаний бывшего преподавателя эсперанто в армии. Им был комиссар К.Ю. Жубите, красный латышский стрелок. По его словам, в 1921 г. приказом по армии, в которую входила 25-я дивизия, весь личный состав изучал эсперанто . Цель преследовалась вполне определённая - Красная Армия на штыках понесёт революцию угнетённым пролетариям Европы. Так как эсперанто широко распространён в странах Западной Европы, то и Красной Армии надлежит его знать с тем, чтобы общаться без переводчиков.

Первые годы после революции

После Первой мировой войны и революции российское эсперанто-движение находилось в разбитом и разрозненном состоянии. Были нарушены связи с эсперантистами за пределами советской России. От бывшей Российской Империи откололись Польша, воспользовались правом наций на самоопределение Латвия, Литва, Эстония и Финляндия. Новая Россия находилась в экономическом кризисе, инфляция душила экономику, в провинции вспыхивали крестьянские мятежи и восстания. Ещё продолжалась гражданская война. Но эсперантистам нужна была общероссийская организация. Поэтому в январе 1918 г. был основан Организационный Комитет Всероссийский Эсперантской Федерации (OKTEF). Основной деятельностью новой организации была работа с молодёжью, т.к. молодёжь более восприимчива к новым веяниям и идеям. Из воззвания ОКTEF к молодёжи мы читаем:

«Московский союз юных эсперантистов не ограничивается своим районом и работает совместно с юношеским отделом Организационного Комитета Всероссийской Эсперантской Федерации над выработкой плана создания Всероссийского Союза Юных Эсперантистов, проектировавшегося еще в 1910 г. по образцу существовавших до войны Британского общества юных эсперантистов, Германского союза юных эсперантистов и Французской и Бельгийской федераций юных эсперантистов».

Эсперантисты рассчитывали, что новая власть будет применять и новые методы в преподавании. Подразумевалось, что в школах при изучении иностранных языков новая власть откажется от изучения языков капиталистических государств и будет принят международный, нейтральный для всех, язык эсперанто. Но в Народном Комиссариате Просвещения (т.е. в Министерстве Образования), не имея новой концепции, вернулись к классическому образованию, существовавшему до революции, правда, убрав изучение «Слова Божьего». Ожидания эсперантистов не оправдались. Чтобы понять тревогу эсперантистов процитируем их воззвание к учащейся молодёжи:

«ТОЛЬКО ЭСПЕРАНТО!
ВОЗЗВАНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО БЮРО ВСЕРОССИЙСКОГО СОЮЗА ЮНЫХ ЭСПЕРАНТИСТОВ.
Ко всей учащейся молодёжи России!
Дорогие товарищи!

Из достоверных источников мы узнали, что в Народном Комиссариате Просвещения образовалась секция иностранного языка, проектирующая введение обязательного изучения иностранного языка во II ступени единой трудовой школы.

Всероссийский союз юных эсперантистов призывает учащуюся молодёжь всей России ответить на это митингами и резолюциями протеста (желательно протесты печатать в местных органах молодёжи, а также и посылать в Наркомпрос, копии протестов весьма желательно направлять в Дом Эсперанто, Москва, Арбат, Сивцев Вражек, 42).

Все, кто против образования касты привилегированной интеллигенции, все, кто за интернациональное единение и свободное развитие молодёжи, немедленно устраивайте собрания с участием родителей и представителей трудового населения, бейте тревогу и провозглашайте: «Да здравствует введение в школы одинакового и единого для всех пролетарского международного языка эсперанто!»

...Истинное осуществление всемирного единства и братского содружества народов возможно лишь при существовании всеобщего, общедоступного интернационального языка, второго для каждого человека после своего родного.

Да здравствует свободное изучение иностранных языков; обязательным должно быть только изучение своего родного языка и международного, вспомогательного - эсперанто».

Совершенно не удивительно, что эсперанто был отвергнут Наркоматом Просвещения, но зато эсперантисты сумели найти общий язык с молодёжью. Это сотрудничество нашло своё дальнейшее развитие и с новым молодёжным движением Российского коммунистического союза молодёжи (прообраз комсомола). К 1921 г. руководство РКСМ констатировало, что идеи изучения молодёжью языка эсперанто уже прочно вошли в умы нового поколения. Поэтому в недрах ЦК РКСМ родилась резолюция, направленная на отрыв молодёжи от эсперанто. В 1921 г. в центральных газетах «Известия» и «Труд» была опубликована жёсткая позиция, не оставлявшая эсперантистам шанса на дальнейшее сотрудничество. В этих статьях звучали требования самораспустить эсперанто-секции при местных факультетах политобразования, т.е. вышвырнуть эсперантистов на улицы и подворотни. Эти заявления означали для эсперантистов конец покровительства и финансирования со стороны комсомола и губотделов политобразования.

Разногласия между эсперантистами, считавшими, что новой власти нужны и новые методы в распространении революционных идей с одной стороны, и руководителями РКСМ, боявшимся экспорта «вредных» идей из империалистического окружения с другой стороны, вошли в некое противостояние. Нужна была передышка для того, чтобы эсперантистам удалось выработать новые формы работы с молодёжью, а для этого необходимо было самоорганизоваться, т.к. существовавшая общероссийская организация эсперантистов не была централизована, т.е. эсперантисты в провинции решали только свои проблемы и не видели в рамках всего государства.

В июне 1921 г. в Петрограде прошёл 3-й Всероссийский (1-й советский) съезд эсперантистов. На этом съезде был основан Союз Эсперантистов Советских Стран (СЭСС).

В съезде приняли участие 163 делегата, из которых 34 были коммунистами, 10 социалистами, 2 анархистами и 117 беспартийными . Изучая редкие источники можно понять, что участники съезда горячо обсуждали пути дальнейшего развития эсперанто-движения в Советской России. Эрнест Дрезен, предварительно выработавший основные тезисы, которые соответствовали необходимости сильной централизованной организации и содержавшие в себе призыв к сотрудничеству в деле воссоздания эсперанто-движения ко всем эсперантистам, включая и «нейтралистов». Против этих тезисов больше всего выступал Натан Яковлевич Футерфас (1896-1937), председатель оргкомитета Всероссийской федерации эсперантистов. Он объявил первоочередной задачей укрепление местных групп, принимая во внимание время, не подходящее для создания общегосударственного объединения. Но верх взял Эрнест Дрезен и с того времени советское эсперанто-движение всегда шло в фарватере решений коммунистической партии.

О том, что в Петрограде был образован Союз Эсперантистов Советских Стран (СЭСС) столичные газеты почти не заметили. СЭСС медленно набирал обороты. Но, в начале 1922 г. в эсперантской периодике появилась странная информация, которая взбудоражила советских эсперантистов:

«Зелёная Партия в России стоит на пороге важных событий. Как нам стало известно, тлеет заговор в среде эсперантистов с тем, чтобы заставить красное правительство Ленина и Троцкого уйти в отставку. Девятнин предусмотрен на роль диктатора будущей «Зелёной власти», как они намереваются назвать нынешнюю «Республику Советов». В этой новой власти не будет места красным, а будут только зелёные (т.е. эсперантисты. - Прим. авт.). Эсперанто будет единственным языком используемый новой властью; будет упразднён даже русский язык».

Подобные курьёзы исходили из того, что не было регулярного печатного органа, в котором эсперантисты могли бы освещать деятельность эсперантистов при Советской власти. Тут надо отметить, что в 1918 г. советское правительство из Петрограда переехало в Москву. Политический центр переместился из колыбели революции в столицу. Это не замедлило сказаться и на деятельности эсперантистов. Центр деятельности эсперантистов, после конгресса в Петрограде, на котором был учреждён Союз Эсперантистов Советских Стран (СЭСС), переместился в Москву.

Изыскивались новые возможности в издании своего периодического печатного органа. Так в мае 1922 г. в Москве вышел первый номер журнала «Бюллетень ЦК СЭСС», что позволило более успешно устанавливать связи с местными группами эсперантистов в стране, освещая их деятельность и приглашая к сотрудничеству в рамках СЭСС. Выход «Бюллетеня» совпал почти одновременно с появлением первого номера журнала «Нова Эпоко» (июнь 1922 г.), независимого от СЭСС, международного литературно-общественного обозрения, претендовавшего сплотить вокруг себя «всех бунтующих, полных жизненных сил, свежих, активных, преследуемых и угнетённых при старом общественном порядке». Журнал был основан молодыми эсперантистами Г. Демидюком, Н. Некрасовым, С. Гайдовским. В числе его сотрудников были Н. Футерфас и И. Зильберфарб - сторонники идей анархиста П. Кропоткина. И если «Бюллетень ЦК СЭСС», главным образом, был предназначен для эсперантистов внутри страны, то журнал «Нова Эпоко» ставил своей задачей также установление связей с иностранными эсперантистами.

Создание Всемирной вненациональной ассоциации (САТ)

Создание всемирной организации рабочих-эсперантистов считалось вполне назревшей задачей, так как первые кружки рабочих эсперантистов были созданы ещё до Первой мировой войны: в Стокгольме (1903), в период 1905-1908 гг. во Франкфурте-на-Майне, Гааге, Париже и других городах.

Ещё в 1910 г. Заменгоф писал, по поводу важности языка эсперанто для рабочих: «Возможно, ни для кого во всём мире наш демократический язык не имеет такого значения, как для рабочих и я надеюсь, что раньше или позже, рабочие станут самой сильной опорой нашего дела. Рабочие не только испытают пользу эсперанто, но они также и больше других почувствуют суть и идею эсперантизма».

На 13-м Всемирном эсперанто-конгрессе в Праге в 1921 г. состоялось собрание 79 представителей рабочего эсперанто-движения из 15 стран, основавших Всемирную вненациональную Ассоциацию (САТ). Инициатором создания САТ стал французский эсперантист Эжен Адам, известный более под псевдонимом Эугено Ланти (1879-1947).

САТ оказалась первой организацией эсперантистов, которая не ставила перед собой цель распространения эсперанто, но стала просветительской, социально-образовательной, дискуссионной ассоциацией для своих членов, основанной на принципах взаимопомощи и использующей для выполнения своих целей наднациональный язык - эсперанто. САТ ставила своими задачами устанавливать связи между рабочими организациями (партийными, профсоюзными и т.п.) разных стран посредством эсперанто.

Цели САТ были сформулированы в нескольких пунктах:

а) использовать на практике язык эсперанто для общих целей рабочего класса во всём мире;
б) как можно лучше и доступнее облегчать взаимоотношения между своими членами, таким образом, способствуя росту у них общечеловеческой солидарности;
в) обучать и просвещать своих членов таким образом, чтобы они становились самыми сознательными из всех так называемых интернационалистов;
г) служить посредником в отношениях между разноязычными ассоциациями, чьи цели соответствуют целям САТ;
д) стимулировать и всеми средствами способствовать созданию литературы (оригинальной и переводной), отражающей идеалы ассоциации.

Таким образом, две родственные организации СЭСС и САТ, нашли общее поле деятельности на благо обеих организаций. Тесное сотрудничество САТ с СЭСС было весьма продуктивным. На пике хороших отношений в Ленинграде в 1926 г. был проведён VI-й конгресс пролетарских эсперантистов. Нарком (т.е. министр) Просвещения А.Луначарский прислал приветствие участникам конгресса.

Плодотворное и обоюдовыгодное сотрудничество продолжалось до 1931 г. Затем последовал назревавший раскол, и Союз Эсперантистов Советских Республик (СЭСР, с конца 1926 г. он носил уже это название) вышел из САТ. В чём причины раскола? Дело в том, что генеральный секретарь Эрнест Дрезен, начиная с середины 20-х годов, пытался перетянуть САТ под крыло более влиятельной и поддерживаемой СССР международной коммунистической организации - Коминтерн. Этому препятствовал дальновидный и мудрый руководитель Эуген Ланти. Он считал, что войдя в Коминтерн, САТ потеряет свою самостоятельность и будет управляема чиновниками из Москвы. Ланти вполне резонно рассуждал, что если САТ подсядет на финансирование из СССР, то Коминтерн будет манипулировать национальными секциями, входящими в САТ, как пешками на шахматной доске. Конечно, Ланти делал всё, чтобы на конгрессах САТ провалить все попытки подчинить САТ Коминтерну.

Кроме этого, Ланти создал аналитический центр, в котором аккумулировались все данные относительно политической, экономической и общественной жизни в СССР. Благодаря этому, Ланти и группа его единомышленников внимательно следили за жизнью в СССР, отслеживая все нарушения Конституции СССР, все отклонения от «Коммунистического манифеста» К.Маркса и Ф.Энгельса, все репрессии относительно оппозиционных сил и лиц в стране Советов. Последним гвоздём в гроб советских коммунистов явилась книга Эугена Ланти, написанная в соавторстве М.Ивоном, «Социализм ли строится в СССР?» (Париж, 1935, 52 с.) . В этой книге подробным образом рассматривались все аспекты жизни в СССР. О содержании книги можно судить по заголовкам: «Что есть социализм?», «Новые классы: олигархия, класс патрициев...», «Условия жизни советских пролетариев», «Как новоиспечённые олигархи и патриции обращаются с рабочими», «Великая мистификация - выборы», «Красный милитаризм», «Новая религия, новый дурман», «Что же строится в СССР?».

Признание эсперанто международными организациями

К середине 20-х гг. следующие съезды и конференции одобрили и рекомендовали изучение и применение эсперанто в соответствующей среде:

  1. XI Международная Конференция Красного Креста (Женева, 1912 г.);
  2. Техническая Радио-Конференция (Женева, 1924 г.);
  3. Конгресс Интернационала работников Почты и Телеграфа (Вена, сентябрь 1924 г.);
  4. I Международная Конференция Радио-Любителей (Париж, 1925 г.);
  5. I Международный Конгресс Технической Прессы (1925 г.);
  6. Международный Радиологический Съезд (Лондон, 1925 г.);
  7. III Международный Конгресс Воздухоплавания (Брюссель, 1925 г.);
  8. Международная Телеграфная Конференция (Париж, октябрь 1925 г.) признала эсперанто «ясным языком международной телеграфии»;
  9. Эсперанто применялся на VI Конгрессе Дальневосточной Ассоциации Тропической Медицины (Токио, 1925 г.);
  10. Британский Конгресс Тредюнионов в Скарборо (10 сентября 1925 г.) признал эсперанто официальным международным языком;
  11. Съезд Испанской Федерации Металлистов (Бильбао, 1925 г.) постановил избирать в ЦК и делегировать на международные конгрессы только товарищей, знающих эсперанто;
  12. Эстонский Профсоюз транспортных рабочих, присоединяясь к Международной Федерации
  13. Транспортников, вёл с ней переписку на эсперанто;
  14. Газеты компартий Голландии («Де Трибун») и Чехословакии («Правда») при помощи эсперанто ввели у себя отделы международного рабкорства (т.е. рабочих корреспондентов);
  15. Международная Организация Помощи борцам Революции (МОПР, постановление Исполкома МОПР от 2 декабря 1924 г.), Красный Спортинтерн и Международный Союз Пролетарских Писателей пользуются услугами Всемирной Вненациональной Ассоциации (СAT). Группы и изолированные члены СAT в 1925 г. проживали в 872 населённых пунктах земного шара.

По СССР: В конце 1925 г. Наркомпочтелем выпущены официальные открытки и почтовые марки с текстом на эсперанто. Коллегия Наркомпочтеля постановлением от 8 августа 1925 г. поручила своей делегации на международном Телеграфном Съезде в Париже поддержать предложение о принятии эсперанто для международных Почто-Телеграфно-Телефонных и Радио- сношений.

В 1926 г. ЦК ВЛКСМ разослал циркуляр своим губкомам об организации кружков эсперанто.

Эсперанто в эфире

В эпоху развития радио считалось совершенно логичным, что и эсперанто зазвучит в эфире. И вот, в июне 1922 г. прозвучала в эфире первая радиопередача на языке эсперанто из США, а вскоре после этого и из Лондона. 25 апреля 1923 г. на эсперанто заговорила одна из крупнейших радиостанций мира - им. Коминтерна в Москве. В том же году первые передачи на языке эсперанто послали в эфир города Монреаль и Рио-де-Жанейро, а затем и Прага, Женева, Хельсинки, Париж, Берлин, Осло, а также другие города.

К началу 1926 г. передачи на эсперанто периодически вели около 20 станций Европы и Америки, многие из них передавали уроки языка.

Охотно использовали эсперанто в своей практике и радиолюбители. В апреле 1925 г. в Париже состоялся первый Международный конгресс радиолюбителей, главной целью которого было создание союза, объединяющего радиолюбителей всего земного шара. Он и положил начало существованию нынешнего Международного радиолюбительского союза (IARU).

В работе конгресса 1925 г. приняли участие представители 22 стран мира, в том числе и СССР. Один из важнейших вопросов, обсуждавшихся на этом форуме,- принятие единого языка при ведении международных связей. Таким языком конгресс признал эсперанто. Во исполнение этого решения все его документы были напечатаны на трех языках: английском, французском и эсперанто.

В марте 1926 г. в нашей стране состоялся первый Всесоюзный съезд Общества друзей радио, на котором прозвучал доклад об эсперанто. После дискуссии съезд не только признал этот язык приемлемым средством для международных связей, но и рекомендовал изучать его, вступать в ряды Союза эсперантистов советских республик.

В Советском Союзе радиопередачи на эсперанто велись не только из Москвы, но и из Киева, Одессы, Харькова, Ленинграда, Владивостока и других городов. Это были радиогазеты, концерты, доклады, уроки языка.

В начале марта 1926 г. состоялся 1-й Всесоюзный Съезд «Общества друзей Радио» (ОДР). ОДР рекомендовало всем членам изучать и применять эсперанто. Начались радиовещания эсперанто-курсов и передач на самом языке, в том числе и на радиотелефонной станции им. «Коминтерна», и таким образом завязались контакты между советскими и иностранными радиолюбителями. В эфир на языке эсперанто вещали следующие радиостанции нашей страны: Барнаул, Баку (1929), Днепропетровск, Казань (1929), Киев (1928-1930), Краснодар (1929), Кривой Рог, Ленинград (1928-1937), Луганск (1929), Москва - четыре радио-центра и в том числе радио «Коминтерн» (1923-1936), Минск (1926-1936), Новосибирск (1926, 1928), Одесса (1928-1931), Ростов-на-Дону, Тифлис (1929), Харьков (1928-1931).

Успехи и достижения СЭСР в 1921-1937

Когда в 1925 г. была осознана необходимость целенаправленной и планомерной работы в просвещении рабочих масс и в дополнение к этому в 1928 г. прибавилась необходимость изучать иностранные языки, то эсперанто-движение в СССР получило мощные стимулы. Поддержанные институтами просвещения, профсоюзами, в Красной Армии и со стороны других организаций эсперанто-движение быстро развилось до массовой организации. Так, согласно журналу «Известия ЦК СЭСР» (1931, № 1, с.3), в 1930 г. количество членов СЭСР достигло 10 000 эсперантистов. В последующие годы процент рабочих в рядах СЭСР быстро рос и в 1935 г. достиг 45 %. Советское эсперанто-движение без сомнения составляло классово-сознательную часть мирового эсперанто-сообщества и завоевала ведущую роль в международном рабочем эсперанто-движении. Советское эсперанто-движение было хорошо организовано, централизованно руководимое и характеризованное сильным динамизмом. В распоряжении СЭСР имелось пять платных сотрудников в центральном бюро и при издательстве.

Свою главную цель советские эсперантисты видели в том, чтобы регулярно, планово и удовлетворительно информировать эсперантистов всего мира, и в особенности рабочих, о построении социализма в СССР. Главную роль в этом сыграла эсперантская рабоче-крестьянская корреспонденция. Тысячи и тысячи писем отправлялись за границу и получались оттуда. Например, Институт Общественного образования в Кременчуге получил 9645 писем из 456 мест 27 стран только за первые 6 месяцев 1932 года, из них 5180 писем из 165 мест в Германии.

В выходивших ежемесячно периодических изданиях «Международный язык» и «Известия ЦК СЭСР», а позднее «Новая Эпоха» и «На посту» поощрялась и поддерживалась коллективная и индивидуальная переписка. Ежегодно выходили книги, брошюры и листовки, затрагивающие тематику теории марксизма-ленинизма, по атеизму и практическим вопросам социалистического строительства. Например, в серии брошюр «Коммунистическая библиотека» вышло более 20 наименований. Советско-германское предприятие Издательского кооператива революционной эсперанто-литературы (ЭКРЭЛО) с 1930 по 1937 годы издало 70 наименований общественно-политической литературы на языке эсперанто. Изданные книги по тематике можно распределить следующим образом:

  1. марксистско-ленинская теория: 10 книг,
  2. политические документы (напр. резолюции): 1,
  3. социалистическое строительство в СССР: 22,
  4. политика вне СССР: 2,
  5. интерлингвистика - эсперантология: 7,
  6. прочие науки: 2,
  7. художественная литература (переводная): 17,
  8. художественная литература (в оригинале на эсперанто): 10,
итого 70 наименований, и кроме прочего 3 проспекта.

В 1933 г. СЭСР отправил за границу 20 тыс. листовок «Правда об СССР» на эсперанто, 12 номеров журнала «Sur Posteno» («На посту»), 15 названий книг тиражом в 65 тыс. экземпляров.

Советские эсперантисты в 1930-1932 годах перевели и подготовили к изданию 16-томник произведений В.И. Ленина на эсперанто (но так никогда и не издали). До этого удалось лишь подготовить к изданию 2 тома произведений В.И. Ленина на эсперанто: «Государство и революция» (1926), и «О религии» (1929).

Беспрецедентной была издательская активность СЭСР. До 1934 года вышло в свет более 200 наименований, среди них художественные произведения и серьёзные труды по интерлингвистике и эсперантологии (главным образом труды Э.К. Дрезена). Кроме упомянутых печатных органов СЭСР, на протяжении ряда лет советские эсперантисты сотрудничали в журналах «Сеннациеца Ревуо» («Вненациональное Обозрение») (а также «Новая Эпоха»), «Нова Этапо» и «Интернациа Литературо». Все журналы характеризовались высоким теоретическим уровнем и последовательной тактикой вписать марксизм-ленинизм в теорию и практику языка эсперанто. Издавалась и учебная литература. Например, в период с 1917-31 гг. было издано более 300 000 экз. учебников и 140 000 экз. словарей эсперанто. Например, учебник Рублёва С.Г. был переиздан 15 раз общим тиражом 90 000 экз., и был переведён на болгарский, немецкий, французский и украинский языки. Получила распространение новая наука - эсперантология. Расширялся словарный запас языка эсперанто. В 1931 г. в Москве И.Изгур и В.Колчинский выпустили в свет «Большой русско-эсперантский словарь» со словарным запасом ок. 70 000 слов.

Эсперанто факультативно преподавался в 80 учебных заведениях в 24 городах СССР; эсперанто стал факультативным предметом в педагогических средних и высших учебных заведениях. Появились учебные пособия для различных категорий: для учащихся, самообразования, прогрессирующих эсперантистов; книги по методике преподавания эсперанто и по методике его популяризации и др. В начале 1930-х годов эсперанто занимал четвёртое место в учебных заведениях, преподававших иностранные языки.

Письма советских эсперантистов сыграли большую роль в разъяснении взглядов нашего народа и правительства в среде зарубежных трудящихся. Когда на заводе № 32 г. Минска проходил процесс против английских специалистов (по обвинению их в саботаже и вредительстве), в результате проведенной эсперантистами работы в адрес завода поступило письмо от английских рабочих (с 5 тыс. подписей) с осуждением виновников процесса и выражением готовности встать на защиту СССР против английского империализма. (Характерно, что английские рабочие поверили не своим соотечественникам, а советским эсперантистам! Правда, вполне возможно, что последние были введены в заблуждение сталинской пропагандой, но это уже другой вопрос.)

25 августа 1932 года в Берлине был основан Интернационал пролетарских эсперантистов (ИПЭ) и СЭСР был ведущей его секцией. Всего на учредительном конгрессе ИПЭ объединил более 13 000 рабочих эсперантистов из 18 стран мира.

Международная Пролетарская эсперанто-корреспонденция (ПЭК)

Бюро межрабсвязи (т.е. международной рабочей связи) при Белорусском комитете СЭСР имело сеть корреспондентов из 542 человек, живущих в 48 странах мира. За 8 лет своего существования бюро поместило в советской печати 6912 писем зарубежных эсперантистов. 1753 корреспонденции белорусских эсперантистов были опубликованы в зарубежной печати. За 1927 г. только 24 организации СЭСР отправили за границу 16 500 писем. Около 80 массовых газет в различных пунктах СССР более или менее регулярно пользовались материалами международной переписки эсперантистов. В этих 80 советских газетах было опубликовано свыше 2 000 статей и заметок, полученных от зарубежных корреспондентов.

Посредством языка эсперанто

Услугами эсперантистов или посредством языка эсперанто воспользовались следующие организации:

  1. Центральный Комитет просвещения, при котором было создано Бюро эсперантистов-просвещенцев, выпускающее пресс-бюллетени на эсперанто для заграницы, пресс-бюллетени на русском языке из заграничных эсперкорских материалов для обслуживания советской печати и массовой интернациональной работы среди просвещенцев, подготовившие издание на эсперанто журнала «Sovetia Pedagogia Revuo» («Советское педагогическое обозрение»).
  2. Интерком химиков, который издавал пресс-бюллетень на эсперанто «Sovetia Kemi-Industrio» («Советская химическая промышленность»), и через эсперантистов химорганизаций развивавший свои связи.
  3. Музей Революции и Общество друзей музея Революции, включившие в свой устав пункт об использовании эсперанто для собирания материалов о революционном движении во всём мире.
  4. Институт библиотековедения также обратился к СЭСР с просьбой об оказании помощи.
  5. Научно-исследовательский институт по цементам, обнаружив ценные работы японских учёных, только в оригинале на эсперанто, обратился к СЭСР за переводческой помощью и содействием в области заграничной связи.
  6. Центральная фото-кино-радио-база ГУВУЗ НКТП, организовавшая получение заграничных материалов по новым методам преподавания на эсперанто.
  7. Институт Маркса-Энгельса-Ленина при помощи эсперантских организаций получил оригинальные ценные материалы Парижской Коммуны, до того времени неизвестные.

Помимо ряда центральных организаций, эсперанто для своей международной практики применяли многие местные организации. Например, Научно-исследовательский институт экспериментальной химии в Ленинграде; Селекционный институт им. Мичурина в Мичуринске, установивший не только научные связи, но и получивший из разных стран целый ряд объектов для гибридизации. По сообщениям газет также Институт биологии Завадского (г. Москва) применял эсперанто для публикации своих работ; Институт молдавской культуры в Тирасполе поставил задачу использования эсперанто и подготовил материалы для издания на этом языке. Инженерно-технические работники г. Баку также использовали эсперанто для связей с заграницей по нефтяному делу.

Среди других организаций следует упомянуть Всесоюзный Совет Физической Культуры (ВСФК) и в особенности местные спортивные организации, развернувшие в связи с подготовкой к мировой Спартакиаде в 1934 г. межрабсвязь физкультурников на эсперанто и обучение их языку; Всероссийское общество слепых, издавшее на эсперанто сборник произведений слепых о достижениях советской власти в области помощи слепым и их вовлечения в производство; Союз Воинствующих Безбожников, издавший книгу Лукачевского «Маркс и Энгельс о религии и о борьбе с ней» на эсперанто.

Наряду с этим в 1933 г. имелся ряд предложений советских учёных издать их труды на эсперанто, например, по электротехнике (одного московского инженера), по химии - профессора Петрашеня и др. Но это так и не было издано.

Советскими эсперантистами был получен целый ряд изобретений по различным областям техники из развитых стран, безвозмездно переданных Советскому Союзу авторами (из Болгарии, Англии, Японии, Голландии, Германии, Австралии и т.д.). В частности, были получены изобретения в области телевидения, железнодорожной техники, дизелестроения, авиастроения, окраски тканей, обработки мехов и т.п., которые использовались на заводах и передавались в соответствующие органы.

Филателия на эсперанто

Советские эсперантисты первыми в мире стали выпускать почтовые марки с текстом на эсперанто. В 1925 г. вышла в свет почтовая марка тиражом 3 миллиона экз. «Изобретатель радио - Попов» достоинством 7 копеек и достоинством 14 копеек 2 миллиона экз. В 1927 г. 7-копеечная марка была повторно выпущена тиражом в 700 000 экз.

В 1926 г. в Ленинграде прошёл конгресс пролетарских эсперантистов (САТ), и по этому случаю, была выпущена почтовая марка достоинством 7 и 14 копеек тиражом 750 000 экз. с надписью на эсперанто «VI Международный пролетарский конгресс».

По случаю предстоящей в 1927 г. 40-й годовщины создания эсперанто, в 1926 г. были выпущены две серии марок с портретом Л.Заменгофа (750 000 и 500 экз.).

В 1930 г. достоинством в 1 рубль в нескольких миллионах экземпляров вышла марка в двух вариантах с изображением Центрального телеграфа в Москве. В том же году была выпущена марка достоинством 3 рубля с изображением Волховской ГЭС имени В.И. Ленина.

Большая чистка 1937-38 гг.

На Западе репрессии в СССР прозвали «большой чисткой», в отличие от «малых чисток» протекавших почти постоянно на протяжении всех 20 лет после революции. Не обошла стороной «большая чистка» и советских эсперантистов. Первые аресты, как не покажется странным, начались не в 1937 г. а раньше. Так, в 1925 г. были арестованы, осуждены и высланы на поселение эсперантист-анархист Сергей Гайдовский и его жена. В том же 1925 г. был арестован другой эсперантист-анархист А.Левандовский. В 1930 г. за свои анархические взгляды был осужден и выслан на поселение в Архангельск Александр Порфирьевич Логвин (1903-1980). Натан Яковлевич Футерфас, этот давнишний оппонент Эрнеста Дрезена, трижды подвергался преследованиям: в первый раз был осужден в Ленинграде (1927), второй раз в Томске (1935) и в третий раз в Архангельске (1937). В последний раз его приговорили к расстрелу и расстреляли. Как указывают документы всех трёх его арестов, Натан Футерфас ни одного из эсперантистов не предал, ни кого не оклеветал и не подписал ни одного документа!

Рабочие-эсперантисты в САТ пытались заступиться за осужденных эсперантистов, но советские эсперантисты, в лице Дрезена, всегда находили отговорки, дескать, «мы не знаем подоплёки судебного процесса каждого конкретного человека».

В 1936 г. начались репрессии эсперантистов на Украине. Когда в протоколах допросов украинских эсперантистов замаячили фамилии московских эсперантистов, то репрессии перекинулись и в Москву. Был арестован и приговорён к расстрелу Центральный Комитет Союза Эсперантистов Советских Республик.

Сколько было репрессировано эсперантистов?

В советской и западной литературе по поводу количества репрессированных эсперантистов фигурирует цифра 30 тысяч эсперантистов. К счастью, эта цифра ничем не обоснована. Данная цифра стала кочевать после 1965 года, когда Николай Николаевич Рытьков (1903-1973) во время пребывания на международном эсперанто-конгрессе в Вене не вернулся в СССР. На Западе он рассказал, что был арестован в 1938 г., осужден на 8 лет, но смог вернулся в Москву только в 1955 г. В книге М.Абольской «Под знаком Лиры и Зелёной Звезды» Рытьков сообщает: «Я считаю, что около 30 000 эсперантистов было арестовано, из них десятки расстреляны. Много тысяч умерло, и немногие, как я, остались живы».

Но вопросом репрессий против эсперантистов до середины 80-х годов прошлого века никто не занимался. После прихода к власти М.С.Горбачёва открылась возможность получить достоверные данные из архивов КГБ. Первым документом обрадовал всех эсперантистов А.Я.Глазунов (Ленинград) в 1988 г., затем появились исследования Н.П.Степанова (Москва) 1989-96, и автора этих строк (Сыктывкар) 1990-96.Степанов разместил в Интернете список репрессированных эсперантистов. Всего в его списке 78 фамилий. В моей подборке, если не учитывать повторяющиеся фамилии из первого списка, около 80 репрессированных эсперантистов с учётом того, что я вносил в свой список и эсперантистов Прибалтики, подвергшихся репрессиям в 1940-55 гг. Даже если учесть, что нам не известны фамилии ещё сотни эсперантистов, то мы, по всем прикидкам, получаем цифру не более 300 эсперантистов, подвергшихся репрессиям. Таким образом, можно констатировать, что был подвергнут расстрелу ЦК СЭСР, и посажены на 3, 5 и 8 лет все активисты СЭСР, а остальные эсперантисты тихо пережили и войну и Сталина.

В литературе кочевала цифра в 30 тысяч репрессированных эсперантистов, а на поверку выяснилось, что их не более 300 человек.